Стать мировой державой Программы и проекты Мировое развитие Россия-2010 На главную
  поиск:     

Партия России / Статьи Сегодня 24.08.2019   
Программа движения
Доктрина России в 21 веке
Председатель
Амурский путь
Вступить
Форум
Контакты
Крупнов Ю.В.

Проект

Материал для первого обсуждения

Предложения (наброски) к разработке Генеральной схемы развития  российского Севера на 2002 – 2050 гг. вокруг идеи России как ядра трансконтинентальных коммуникаций

         

КОНЦЕПЦИЯ

 

 

Оглавление
          

         1.     Действие Генеральной схемы
         2.     Цели и методология разработки и реализации Генеральной схемы развития российского Севера
         3.     Определение российского Севера  в условиях  глобализации
         4.     Новый тип  решительного развития (Северная цивилизация)
         5.     Общемировые ценности как принципиально новый ресурс развития российского Севера
         6.     Инфраструктурный подход. Принцип суперпозиции инфраструктур.
         7.     Новая генеральная хозяйственная  функция  российского Севера
         8.     Новая градостроительная поселенческая структура Севера
         9.     Трансконтинентальная инфраструктура развития российского Севера - каркас
         10.Транспортно-логистическая инфраструктура - основа организации пространства жизнедеятельности на российском  Севере
         11.Зоны особого федерального регулирования.
         12. (Градостроительное) комплексное обеспечение высокого качества жизни на российском Севере
         13.Домостроительство
         14. Назначение собственника как принцип реализации Генеральной схемы развития.Имущественный комплекс российского Севера.
         15. Перечень (матрица)  меропрятий,  обеспечивающая  достижения  поставленной  цели (матричная  координация) - не  ведомств
         16. Тематические карты
         17. Глоссарий
         18. Расселенческое размещение и градостроительные задания. Схемы, карты, легенды. Приложения и привязки к документации.
         19. Базовые территориальные, земельные, ресурсные и иные отводы и нарезки. Собственность. Недвижимость. Кадастр субъектов обживания Русского Севера.
         20.Участие федеральных ведомств и отраслей.
         21. Участие федеральных округов и регионов.
         22. Международное участие.
         23. Рекомендации.
          
          

Действие Генеральной схемы


         Генеральная схема развития российского Севера действует  на  основании Постановления  Правительства  Российской  Федерации  ....   от  200. г., подготовленному по поручению Президента Российской Федерации №  …  от  15.09.200..
         Предварительно  Генеральная схема была  рассмотрена на     Коллегии … РФ (Декабрь 2001 г.),  а  затем  на объединенной коллеги  Госстроя,  Минтранса,  Минобразования и  Минэкономразвития России.
         Представлена  в  Экспертный Совет  Правительства   Российской Федерации 15  декабря  200.  г.
          
          

Цели и методология разработки и реализации Генеральной схемы развития российского Севера


         Цели и методология разработки и реализации Генеральной схемы развития российского Севера определяются необходимостью определения направлений и механизмов фундаментальных преобразований жизни и деятельности на данной территории.
         Уникальные богатейшие  северные  территории  России -  это, наряду  с    человеческим  ресурсом, последнее  богатство, которое  осталось у страны.  Для  того, чтобы  правильно  распорядиться  этим богатством, превратить  богатство в работающий и просчитываемый капитал, чтобы как  минимум не  потерять этот капитал, необходимо  выстроить государственную  вертикаль, обеспечивающую  прагматически  жёсткое  нацеленное  на будущее освоение  жизни  на  этих территориях.
         Освоение  Севера - это проблема  национальной  безопасности. Построение такой политики, основанной на идее приоритетности для России освоения жизни на территории циркумполярного Севера, может выступить средством постановки целей национального развития и национальной консолидации. 
          Для  России Север - это  возможность опять  развернуться для  демографического  роста. Вероятно, что именно  территориально свободный  Север, при правильном  с  ним  обращении, прежде всего при выгодном  для  страны финансовом  обеспечении  семей, готовых осваивать Север, может помочь решить  и демографическую  проблему  России        
         В итоге, правильно организованное освоение жизни на Севере может вывести Россию в ведущую державу мира немилитаристским и неэкспансионистским путем. Именно Арктический вектор российской геополитики оказывается  единственно осмысленным и действенным с точки зрения стратегических и тактических интересов государственности. Путь в собственную Арктику России открыт и задает единственный реалистичный шанс непаразитарного существования русско-российского этноса  традиционно  осваивавшего  жизнь  на этих территориях.
         Что для  этого нужно?  В чем собственно смысл Генеральной схемы развития российского Севера?
         Во-первых, понимание  огромной  роли  Севера с  точки  зрения  Российской  мирополитики и геополитики. В умелом  государственном  проведении  подобной  линии состоит та  самая  прагматичность, которая  объединит всех  и правительство, и  население, и  армию и  ресурсодобывающие  отрасли. Необходимый в настоящее время поворот  в  экономической  политике от монетаристской  экономики к  “физической”  экономике очень  удачно  может  быть  реализован   при  работе  с  Севером. Именно здесь  гибкое  сочетание мобилизационной  роли  государства  и частной  инициативы   в  рамках простроенных  геополитических  приоритетов очень  важно.  
         Во-вторых, переосмысление экономической политики работы  с Севером. Современное положение дел на Севере показывает отсутствие управления ресурсными потоками в интересах Российской Государственности. Сам допуск на Север и к освоению природных ресурсов Севера  требует тонкой, но определённой  политики  работы как  с крупным  Российским, так  и  зарубежным  инвестором. Открытие и закрытие месторождений может стать сегодня чрезвычайно эффективным и статусным видом воздействия России на мировой  ресурсооборот, своего рода  экономическим  оружием, средством давления. Если  мы так  плотно пристёгнуты к  ресурсной  экономике сегодня, то поставом  полезных ископаемых на  мировые  рынки нужно умело и  гибко  управлять.
         В-третьих, понимание  того, что именно Север может стать полигоном для опробования и отработки новых посткоммунистических и постлиберальных социально-гуманитарных технологий, требующих работы с человеческим капиталом и, соответственно, длинными  и «сверхдлинными» деньгами: накопительное страхование, ипотечное кредитование, международные инвестиции в прорывные направления научно-технологического развития.
         Все это в целом сводится к Северной политике России.
         Отсюда, главная цель Генеральной схемы – создать технологическую базу для реализации Северной политики Российской Федерации.
         Долгосрочная цель Генеральной схемы -  создать условия для процветания российского Севера, сохранения коренных и старожильческих народов, обеспечению  биоразнообразия и заповедности российского Севера, которые имеют безусловное общемировое значение.
         Методология Генеральной схемы, определяющей фундаментальное преобразование жизни и деятельности на российском Севере,  реализующей политику решительного развития Севера с необходимостью должна носить проектно-программный  и  проблемный  характер и опираться на следующие методологические принципы:
         ·        Проектность
         ·        Решительность развития
         ·        Полнота
         ·        Качественность жизни на территории (индекс)
         ·        Сете-узловой принцип расселения, а не сплошной (сплошность создает соответствующий северный транспорт – экранопланы и пр.)
         ·        Принцип инфраструктурной суперпозиции
         В новых условиях необходима новая методология.
         Ключевым методологическим основанием Генеральной схемы является ее проектно-организационный характер.
         Проектность – т.е. представление того, что должно быть, а не того, что есть или было – означает, что организация решительного развития российского Севера должна осуществляться не с приспособления к существующей обстановки, а с построения целевой функции или, говоря образно, «с конца», а не «с начала».
         Т.е. смысл её заключается не в том, чтобы представить обоснование чей-то идеи или набора представлений, интуиций (и уж тем более не ТЭО), а в том, чтобы осуществить максимальную представленность проектной идеи как  организационно-деятельностного ядра, инициального центра, вокруг которого  начнёт происходить формирование нового многопозиционного сообщества реальных деятелей  - субъектов Северной политики России, выращивание команды и носителей стратегической программы.
         Эта задача, на Западе её часто еще называют задачей на включение, партиципативной задачей,  должна быть главной для Генеральной схемы, а поэтому и данная проектно-организационная концепция ни в коем случае не может рассматриваться в качестве агитационно-пропагандистской, призванной убеждать людей в необходимости выделения финансовых средств.
         К сожалению, в конце 20-го века такие агитационно-обосновательные тексты получили широкое распространение как в СССР, так и за рубежом. Этому было даже придумано гениальное по своей бессмысленности и пошлости выражение «научно обосновать».
         Генеральная схема является инструментом реализации политической воли субъекта Российской Государственности.
         Задача Генеральной схемы – организовать самоопределение различных страновых, научных, ведомственных, государственных, общественных организаций и коллективов, а также самоопределение отдельных личностей к проблемам освоения жизни на Севере и осуществить планомерную реализацию поставленных целей.
         Поэтому в данной концепции необходимо прописывать принцип, а не  обоснования; заявлять позицию, а не «обнаучивать».
         Также важно обратить здесь внимание на необходимое самой природой дела изменение характера научности, положенной в основу концепции данного типа. Научность здесь носит проектный, а не исследовательский характер, прескриптивный,  а не дескриптивный. Исследования очень важно будет включить впоследствии, когда появятся первые вещи из того, что уже проектно организовано и произведено проектно, в определенном смысле «из ничего».
         К сожалению, инерция и комфортность эксплуатации привычных, но уже давно не работающих моделей, продолжает оставаться типичной характеристикой человечьей натуры.
         Причем, в серьезных делах эта инерция приносит большой и наглядный вред.
         Так, в своей новаторской работе североведы А.Н. Пилясов,  Г.Н. Ярышников убедительно показывают опасность социальной и мыслительной инерции.
         “Накопление  знания  о ресурсах  всегда имеет  неравномерный  импульсный  характер, остро зависит от личности творца-генератора  новой идеи. В освоении  нашего региона [имеется в  виду  Магаданская  область] им  был Ю.А. Билибин. Его научный  прогноз определил направление основных усилий  геологов в  течение  25  лет, мощный  первоначальный  прорыв в его экономическом  развитии. Это открытие инициировало феноменальный рост изученности территории в  годы “Дальстроя”, что  стало  несомненной  удачей целой армии региональных геологов и прямым результатом щедрого финансирования геологоразведочных работ  в 1930-1950-е  годы.
         Однако впечатляющие  количественные  показатели роста  изученности скрывали  ухудшение с годами её  “качества” - отсутствие прорывов в открытиях принципиально новых по генезису  объектов. Мощная первоначально отдача от идеи Билибина со временем неизбежно уменьшалась. И отнюдь не новые  парадигмы, а экстраполяция разведочных и добычных работ на новый  чукотский ареал позволила преодолеть жесточайший  сырьевой  кризис в середине 1950-х годов, когда уже возникли  идеи  затухания  золотой  Колымы. Но и  на  Чукотке геологи продолжали  искать и  открывать месторождения старого, изученного ещё  Ю.А. Билибиным, генезиса.
         В  этом  смысле  ситуация в  геологической  науке  Северо-Востока типична для  всего  Советского Севера. Здесь повсеместно блестящие  первоначальные  открытия учёными  старой  школы и  их непосредственными  учениками в дальнейшем годами  эксплуатировались вплоть до  полного “морального  и  физического” устаревания. В остром  дефиците  были  новые  идеи  о геологическом  строении. В этих условиях  основные  открытия  новых перспективных объектов делались в  результате  количественного наращивания изученности. Это был высокозатратный  путь.
         С большим  опозданием, лишь в  1970-е  годы, были разработаны модели золото-серебрянного оруднения, принципиально по-новому объясняющие связь оруднения и  магматизма на Северо-Востоке….
         …
         В отраслевой  геологии  1970-1980-х годов вопреки требованиям  очевидной  целесообразности энергия  большинства специалистов и значительные ресурсы были по-прежнему  непроизводительно  направлены  на  изучение  минерально-сырьевой базы россыпного золота. Регулярно с 1970-х годов геологи  не выполняли  план по приросту  запасов. Консерватизм структуры  инвестиций (территориальной и функциональной) в геологоразведочные  работы  в  1970-1980-е  годы входил во всё  большее противоречие  с  необходимостью обеспечить опережающий  прирост знаний по  рудным  формациям, с уже известной к тому  времени структурой запасов. Как итог, переразведанность районов с давно понятными закономерностями геологического строения (оловоносные провинции и  др.)  при явной недоизученности других, например, полиметальных структур Омолонского массива”. (А.Н. Пилясов,  Г.Н. Ярышников “Наука как  фактор социально-экономического развития  российского Севера”. Магадан, 1997, Стр. 10-11.).
          
          

Определение российского Севера  в условиях  кризиса глобализации


         Определение  российского Севера в данном документе основывается прежде всего на географическом факте существования на территории Российской Федерации слабо освоенных пространств с годичной средней изотермой в 4° (?) С, составляющих около ¾ от всей площади страны.
         На  Рис. 1. показана широтно-долготная  структура  российского Севера.
          
         888888888888888
                                        8888
                                              8888
                                                  888888
          
         Рис.1. Карта
          
         Таким образом, в состав российского Севера входят как территории собственно Севера, так и большая часть территории Сибири и Дальнего Востока. Отсюда, в   основе  генеральной  схемы  развития Российского Севера должна  лежать  Северо-Восточная  политика  России, отправной точкой которой является положение о том, что Российская Федерация является преимущественно северной страной.
         Отсюда, российский  Север является не вторичным территориальным придатком основной страны («Большой Земли»), а базовой территорией расселение и проживания Российской ветви человечества.
         Карта Циркумполярности  (рис. 2) наглядно  показывает  не только внутреннюю, но и мировую северность России.
          
          
         Рис.2. Карта. Циркумполярный Север.
          
         (Географический очерк - экономный)
          
         Несмотря на катастрофические для российского Севера последствия разрушения СССР и резких социально-экономических изменений в течение последних  десяти  лет Российский Север  по-прежнему  остается уникальной и единственной в мире территорий массового   проживания.
         В  России  на  Севере  (включая территории, приравненные к  Северу) в начале 21 века живёт не менее 10 млн. человек.
         Север даёт российскому  бюджету значительную долю.
         В  современной  ситуации,  когда Россия ищет  свое место  в мире и определяет  собственную  позицию в мировом хозяйстве  и на рынке труда, российский Север должен  выступить территорией (мегарегионом) комплексной  устойчивости,  определяющей в  системе  росссийского и мирового развития  его  устойчивость  и  экологичность.  
         Россия имеет огромный и уникальный опыт работы и жизни на Севере, по большинству параметров является пионером в освоении Арктики. Начиная с 30-х годов, накоплен уникальный опыт антикризисного управления в депрессивных территориях методом опережающего и прорывного развития  системы наук и практик (Главсевморпуть и др.). Сегодня данное направление продолжает существовать и развиваться, не смотря  на  очень скромное  финансирование в рамках государственной программы «Техноэкополис» и может, при соответствующих условиях, стать общероссийским полигоном научно-технологических и практико-технологических прорывов.
         Арктическое лидерство России по всем вопросам жизни и поведения человека в экстремальной северной ситуации носит давний и устойчивый характер, поскольку выросло из огромного опыта работ в экстремальных условиях, в основном, на Севере и в Арктике.
         В Североамериканской Арктике практически нет аналогов даже обычным российским рудникам и шахтам, городам и поселкам, буровым и подстанциям, магистральным трубопроводам и системе заполярных коммуникаций. И уж совсем не поддаются оценке зарубежных специалистов гигантские производственные комплексы в Норильске, Североникеле, Апатитах, Воркуте, Ухте, Надыме, Уренгое, Тобольске, Сургуте. Так же, как не могут быть по достоинству оценены иностранцами российские культурно-исторические центры Севера - Кандалакша, Нарьян-Мар, Салехард, Ханты-Мансийск, Игарка, Якутск, Верхнеколымск, Магадан и другие города, возникшие в ледяной пустыне и веками хранящие культурно-историческое наследие аборигенов и вековой опыт освоения Севера.
         Ничего подобного не имеют ни Канада, ни Аляска, хотя перед приходом "цивилизованных" белых там были и поселения аборигенов, и культурные традиции, и специфически северные типы хозяйства. Сегодня, чтобы познакомиться, к примеру, с традиционной пищей, одеждой и обувью аборигенов Заполярья, канадцы и американцы едут на Чукотку...
          

Новый тип  решительного развития


         Содержание Генеральной схемы определяется необходимостью для Российской Федерации решительного развития Северных территорий и Севера в целом.
         Решительное развитие  в данном случае означает необходимость выработки схем долгосрочного, среднесрочного и краткосрочного инвестирования в комплексное развитие российского Севера как пространства трансконтинентального качества и мирового значения.
         В настоящее время организация жизни и деятельности на российском Севере определяется инерцией осваивающе-очаговой парадигмы (схемы) развития. В основе данной парадигмы, соответствующей индустриальной эпохе и советскому периоду российской истории, лежит представление о Севере как территории, богатой полезными ископаемыми, которые допускают их точечно-очаговую разработку.
         Данная парадигма уже к 80-м годам прошлого века полностью исчерпала себя и не может выступать в качестве основания и схемы российской политики на Севере.
         Во-первых, в рамках осваивающе-очаговой парадигмы полностью уничтожается многовековой смысл российской жизни и присутствия на Севере, связанный с такими всемирно-историческими феноменами как «Русский Север» (Беломорье, колыбель национального самосознания Российской Государственности, её былин и сказаний – а не Киев!!!!), коренные малочисленные народы и комплексная природная заповедность с такими феноменами как мерзлота, тундра, тайга, выступающими не только мировым природным запасником, но и актуально ежесекундно обеспечивающими мировой кислород и мировую погоду.
         Наиболее показательна неадекватность привычной парадигмы на ситуации с коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока. В настоящее время абсолютно очевидна и практически доказана невозможность соединения традиционных форм жизни и хозяйствования с индустриальной цивилизацией. Сохранение коренных народов невозможно как через простое возвращение к традиционным формам, так и через введение глобальных осваивающих форм хозяйствования. Необходимо создание и отработка принципиально нового неотрадиционного подхода, соответствующего современным тенденциям перехода к постиндустриальному обществу.
         Во-вторых, в условиях глобализации экономики дальнейшая разработка изолированных очагов  вне нового типа инфраструктур и  пространственной связности Севера становится попросту экономически неэффективным и нерентабельным. Более того, очевидный в настоящее время процесс создания изолированных ресурсно-транспортных анклавов не только не позволит создать нового качества жизни и деятельности на Севере, но и окончательно растратит  чрезвычайно ограниченные наличные ресурсы.
         В-третьих, продление инерции осваивающей парадигмы загоняет ситуацию на Севере в тупик экономизма, который здесь принципиально невозможен в связи с ограниченностью индустриально потребляемых ресурсов и неизбежно разрушительного по отношению к коренным и старожильческим народам и к природе эффекта.
         Невыявленность существующей парадигмы развития российского Севера и отсутствие государственной работы по разработке и реализации принципиально новой парадигмы привело к формированию идеологии бесперспективности Севера для России и, как следствие, к исходу и даже бегству российского населения с Севера.
         Такая идеология строится на достаточно правдоподобном положении о внешнем несоответствии размера вкладываемых страною в освоение Севера средств и получении стратегической прибыли, которая была не обеспечена автоматически и, одновременно, требовала все новых и новых гигантских инвестиций. Кроме того, указывается на невозможность жизни на Севере в условиях мировых цен на энергоносители и  по правилам рыночной экономики.
         В итоге Север за последнее десятилетие был оголен и обескровлен. Остающиеся немногочисленные островки цивилизации были сверххищнически проэксплуатированы и сегодня являются, как правило, бесперспективными островками жгучих социально-экономических проблем  безысходности. Фундаментальной причиной  подобной катастрофы является то, что за предыдущие годы не удалось организовать переход государства от политики затратного экстенсивного освоения Севера к политике социально-стабилизационного и интенсивного освоения Севера.
         Таким образом, сохраняя направленность на решительное развитие российского Севера, необходимо  определять принципиально новый тип решительного развития, опираться на новую парадигму, которая строится на отказе от освоения территории и на переходе к освоению  жизни на территории, представленному в создании  новых стилей  жизнедеятельности и новых форм труда, к превращению истории, народов и природы из суровых обстоятельств освоения российского Севера в субъект его решительного развития.
         Парадигму освоения жизни можно представить как антропо-эколого-сетевую парадигму, поскольку она выражается в реализации антропного принципа (развития человека и общества), имеет абсолютный экологический смысл и требует для своего осуществления не изолированно-очаговой, а сетевой формы организации.
         Таким образом, основная  идея  схемы состоит  в  том, что развитие северных  территорий  России возможно  на   основании кардинальной смены  парадигмы  развития:  от  осваивающе-очаговой  парадигмы - к антропо-экологическо-сетевой или антропной.
         Не уничтожает старые типы развития, но ведущим  типом становится именно антропо-экологическо-сетевой.
         Интегральным показателем успешности развития российского Севера при реализации новой парадигмы становится качество жизни, своего рода интегральная комфортность жизни.
         Основная  идея  схемы состоит  в  том, что развитие северных  территорий  России возможно  на   основании кардинальной смены  парадигмы  развития:  от  осваивающе-очаговой  парадигмы - к экологическо-сетевой.
         Новая  парадигма  обозначает  принципиально  новую генеральную хозяйственную функцию  Севера - заповедность, общемировые  ценности,  что позволит  сделать  ставку  на нееисчерпаемый  ресурс заповедности,   что позволит ей стать  источник  бесконечного  развития.
         Новая  парадигма вводит  новую систему ценностей, которые имеют не только экономический, но и внеэкономический  характер (М. Голанский).
         Внеэкономическое значение российского Севера впервые позволяет принципиально развести экономическую эффективность деятельности и жизни на Севере и интегральную эффективность северной политики Российской Федерации в целом, уйти от плоского географического детерминизма.
         Новый тип решительного развития требует определения миссии российского Севера.
         Такая миссия могла бы состоять в  построении  совместно с другими  странами  новой Северной цивилизации.
         Именно экстремальные  территории циркумполярного севера являются  своеобразным  вызовом  для  выдвижения  целого пакета  самых разнообразных технологий -  домостроительных, неоиндустриальных, информационных, образовательных, поселенческих, которые  могут стать ядром  нового цивилизационного освоения  всех точек  земного шара, подводного дна мирового океана и  космоса. Инновационная  экономика  жизнедеятельностного освоения  жизни на территории и создание  новых стилей  жизнедеятельности -  в  этом  состоит важнейшая  функция российского Севера.  Подобная  стратегия  нового цивилизационного освоения ни столько территории, сколько жизни  на территориях является  важнейшей  задачей  для  России, в которой  продолжается бегство из северных городов.
         «Северная цивилизация», объединение  в единое  целое европейской  и  азиатской осей  политики  России, инновационное формирование  стратегических типов занятости, долгосрочный  и  устойчивый рост благосостояния населения -  это не разрозненные  противоречиво набранные характеристики, но внутренне  соединённое  и выстроенное целое -  Современная Россия, не потерявшая  свою  социо-культурную Евразийскую  идентичность, ориентированная на сотрудничество со всем миром  и    уверенно двигающаяся  в будущее.
         Если мы сегодня не станем спешить и принимать по инерции старые решения, то у нас есть возможность заново переоткрыть Арктику и Русский Север в качестве принципиально нового – еще во многом открытого и свободного – пространства мировых действий с позиции России.
          
          

Общемировые ценности как принципиально новый смысл и ресурс развития российского Севера


         Основной вопрос, на который должна отвечать любая генеральная схема развития – это вопрос о том, для чего жить на Севере и как при этом жить полноценно, достойно, перспективно и на мировом уровне.
         Сегодня у нас нет другого пути как принципиально изменить освоенческую парадигму работы с Севером – на антропо-эколого-сетевую парадигму цивилизационного строительства новой жизни наивысшего мирового качества как общего дела России и всего человечества.
         Изменение парадигмы  позволяет непредвзято и свежо взглянуть на проблему ресурсов – и тогда оказывается, что у нас есть принципиально иной тип стратегического ресурса, чем минеральное сырье. Этим нестандартным типом ресурса мирового значения и достояния является сама неосвоенность и заповедность большинства территорий Северов и, одновременно, высококвалифицированное и приспособленное к жизни в экстремальных условиях население.
         Этот новый тип ресурса может стать неисчерпаемый  ресурсом, источником самоподдерживающегося бесконечного развития. Устойчивое развитие и самообеспечение.
         На место исключительного интереса к природным ресурсам должно придти понимание чрезвычайной выгодности и перспективности заповедности и экологичности, самой возможности решать на Севере наиболее острые гуманитарные мировые проблемы, целенаправленно создавать оптимальные условия для идентификации, исследований и сохранения общемировых арктических ценностей на территории российского Севера.
         В настоящее время в мире отсутствуют эффективные методы целостного описания и оценки общемировых ценностей территории с целью организация устойчивого развития территории. В современной экономической мысли отсутствуют массовые и всеми принятые категории и понятия, адекватно отражающие реальную стоимость наличия и правильного  использования общемировых ценностей. Не созданы интегральные методики ценностно-стоимостного баланса, описание и оценка в основном идет по отдельным аспектам социально-экономической жизни (прибыль, туризм, социальная безопасность и пр.).
         Внеэкономическая деятельность. Постэкономический подход к ресурсам.
         М. Голанский:  «… Сегодня в мире не только появилась возможность целиком переключаться на внеэкономическую деятельность, но и возникла такая необходимость…
         Подобные перспективы выглядят еще более реалистичными на фоне ожидаемой переориентации научно-технического прогресса с задач повышения экономической эффективности на задачи спасения биосферы. Когда биосфера становится самым узким местом в жизни общества, научно-технический прогресс естественно превращается из трудосберегающего в природоохранительный.
         Похоже, что России не удастся попасть в число избранных мировых производителей. Вместе с тем не исключена вероятность того, что именно на внеэкономическом поприще Россию ждут дальнейшие подвиги и успехи. Именно здесь она найдет себе какую-нибудь стабильную нишу  - скажем, в области образования, науки, культуры, спорта и т. п. Тем более что как раз в этих областях она показала в прошлом свои незаурядные способности. Кто знает, может быть, в этом и состоит ее призвание?..
         Если наше предположение (а это пока всего лишь предположение) относительно прорыва России где-то за пределами экономической деятельности оправдается, то, видимо, отгораживаться ей от системы МКХ (в нашем рассуждении - это второй путь) будет не резон. Какой смысл рубить сук, на котором сидишь?..»[1].
         С этой позиции, наше внеэкономическое призвание состоит, таким образом,  не столько в том, чтобы создавать среду обитания, сколько  в том, чтобы эту среду обитания обживать.
         Для реализации Генеральной схемы и организации решительного развития нужно научиться обживать все среды обитания, то есть продолжить заниматься тем, чем занималась космическая отрасль: проектировали системы жизнеобеспечения космического, наземного и подводного базирования. Только теперь основной акцент сделать не столько на жизнеобеспечении, сколько на характеристиках обживания, обустройства среды, освоения самой жизни сообразно назначению человека на земле – т.е., опять же, соглашаясь с М. Голанским, поставить во главу угла образование, науку, культуру, спорт и обеспечение здоровья как новую форму промышленности, своего рода российской образовательно-космической промышленности.
         Кардинальная смена типа развития российского Севера позволяет принципиально по-новому определить с позиции России смысл организации пространства и жизнедеятельности на  Севере.
         В 2001 – 2050 гг. на первое место выступает задача внеэкономического прорыва.
         В настоящее время в науке и практике описаны следующие типы нестандартных ресурсов:
         1.     Заповедность и экологичность
         2.     Расстояния трансконтинентального транзитного качества
         3.     Традиция и культура
         4.     Культур-антропология
         5.     Неоформленность и незаселенность: открытость и возможности
         Необходимо обратить внимание на саму методологию описания территории и вычленения ресурса. Она заключается в том, чтобы не только поместить данный географический регион в  систему функциональных связей относительно других географических регионов, но и в том, чтобы исходить из уникальности и своеобразия данного географического региона.
         В случае такого подхода, который можно условно назвать в оппозицию географическому детерминизму месторесурсностью, мы имеем возможность получать чрезвычайно неожиданные выводы и указания для практической организации государственной политики. Например, в случае рассмотрения Русского севера в качестве трансконтинентального транзитного пространства мы традиционный антиресурс расстояния из антиресурса превращаем в ключевой ресурс.
         Север – ресурс трансконтинентальных коммуникаций и заповедных, а не только углеводородных ресурсов
         Механизмом перехода к новому смыслу и ресурсу развития Российского Севера становится проектирование и создание системы северных (арктических) инфраструктур трансконтинентального мирового значения.
         Категория  общемировых  ценностей и заповедность.
         кислород
         ландшафты
         фауна и  флора
         популяция дикого оленя
         кедр
         ценность - стоимость - цена
         топить  нефтью то  же  самое, что   заправлять печь  ассигнациями Д.И. Менделеев
         недвижимость
         Мегарегиональный кадастр
          
          

Инфраструктурный подход (суперпозиция)


         Настоящая  Генеральная схема строится на основе инфраструктурного подхода.
         С точки зрения данного подхода развитие территории определяется  устойчивой системой конфигурации и соорганизации мировых процессов и мирового пространства в целом силами данной территории. Иначе, развитие определяется инфраструктурной мощностью территории в мире, способностью страны выстраивать комплексную геометрию действия в мире.
         Подобное значение инфраструктур обусловлено кардинальной характеристикой инфраструктурности: за счет организации адресного, целенаправленного транспорта материалов, энергии и информации преодолевать пространство и время, превращать пространство из базового ограничения в стратегический вечный ресурс.
         Наиболее очевидна значимость инфраструктурного подхода на примере строительства  сквозных  транспортных магистралей как ведущего имперского принципа существования  России или создания единых Соединенных Штатов Америки в 19-м веке.
         Для территории при этом центральной задачей становится не только поддержание эксплуатации существующих инфраструктур, но и непрерывное усилие по систематической инфраструктурной проработке мирового пространства, проектирование и навязывание новых инфраструктур.
         Инфраструктурный подход позволяет избежать неперспективного с точки зрения развития географического (геограафический детерменизм) или производственного (следует опираться на существующие объемы добычи и наращивать их) натурализма.
         С точки зрения данного подхода ядерным потенциалом территории становится инфраструктурное мышление или мышление трансконтинентальными позиционными общностями. Деятельность инфраструктурного мышления позволяет все время вписывать и вращивать территорию в мировое целое, обнаруживать и осваивать незанятые пространства, строить ниши.
         Вне инфраструктурного подхода и мышление невозможно  занятие России адекватной позиции в мире и реализация стратегий  на  общем мировом  плацдарме.
         В настоящей Генеральной схеме принимается следующая  базовая типология инфраструктур:
         1.     Транзитные инфраструктуры
         2.     Целевые инфраструктуры (экспортные)
         3.     Инфраструктуры локального развития (месторазвития, импортные)
         Далее предлагается следующая классификация инфраструктур по предметам перемещения и обеспечения:
          
         1.     Геополитическая, пространственная (проекция глобуса) – ПиАр, политика, символизация, БРЭНДы (тамги).
         2.     Инфраструктура инфраструктур – мета-инфраструктура
         3.     Транспортная (Минтранс (Якунин) + Минатом ), атомные аэростаты и другие средства на атомной энергии
         4.     Энергетическая (Системы  избыточной  энергии)
         5.     Материалодоставка и отправка (Северный завоз, Продуктопроводы и пр.)
         6.     Трудовая, инфраструктура занятости (труд, дело, призвание, профессионализация). Промышленного развития.
         7.     Жилищно-коммунальная (расселение - поселенческая  система)
         8.     Образование
         9.     Научно-проектная, концептуально-проектная и организационно-проектная (Наука и культура, просвещение, научность как обеспечивающая развитие практик и лучшую вооруженность на местах)
         10.Коммуникационные и информационно-технологические, связь
         11.Оборонные (военные, безопасность)
         12.Геологоразведка
         13.Севморпуть и  Севсухпуть
         14. Шельфы  прибрежные
         15.. Инфраструктура управления  климатом
         16.Консциентальная (инфраструктура  целенаправленного изменения сознания и вызывания необходимых  состояний сознания - пневматосфера эфирная инфраструктр-  нооантропный   -  рефлексия и  самосознание - управления и коммуникации)
          
         Опора на транспортные магистрали, как бы предполагающей, что уже есть или будут точки поселения, возможно переходить через идею перемещения к энергопотокам, к информационным потокам, к агробиопищевой местной индустрии, затем к космическим и наземным системам отслеживания и геологоразведки, позволяющим постоянно уточнять а знаем ли мы, где мы живём и по какой причине мы живём именно здесь.
         Особенно важное значение имеет образовательная инфраструктура. Как известно,  исчезновение малых народов и значительная люмпенизация населения Севера во многом связана именно  с неправильной организацией северного образования, которое работало и, к сожалению, во многом, до сих пор работает на уничтожение этногеографического многообразия и на съезд молодежи с территорий.
         Образовательная или культур-антропологическая инфраструктура выступает системным механизмом  целенаправленного изменения сознания и вызывания необходимых  состояний сознания - пневматосфера эфирная инфраструктр-  нооантропный   -  рефлексия и  самосознание - управления и коммуникации.
         Очень важной является инфраструктура промышленного развития и перспективной занятости населения. Для этого требуется  осуществить  прорыв к  разработке  и  освоению высоких технологий, к созданию модернизированной станкостроительной и  машиностроительной  базы, к  революции  в  энергетике  и   материаловедении, к  созданию  новых  транспортных  экологосообразных и экономически эффективных средств. Это  возможно сделать, если с самого начала научно-поисковая, технолого-разработческая перспектива, гуманитарно-антропологическая и энвайроментально-экологическая ориентация будут  замкнуты  друг на  друга  через   программу  организации  конкретного поселения в организуемом суперпозицией инфраструктур месторазвитии, в котором, в свою очередь, должны быть определены ниши в  разделении  труда, занимаемые профессиональной деятельностью жителей  поселения, у  поселения  должна  существовать  сакральная  святыня -  гений  места, покровительствующий  их  жизни  именно на  данной  территории, при данном наборе природных ресурсов и привязываемых к месту инфраструктур.  Искусственно  планировать  и  создавать   в  условиях  Севера  техноэкополисы,  или придавать  второе  дыхание  умирающим  северным  городам  имеет смысл только  под  прорывной лидирующий  продукт  на  основе уже существующего природного  ресурса  данной  территории.  Но  этот природный  ресурс  должен  осваиваться  так,  чтобы  жизнь в  данном  месте не была  разрушена (воспроизводственная промышленность, экопромышленное оленеводство на Таймыре и т.п.).
         Освоение  данного ресурса  предполагает  постоянную  геологоразведку и непрерывное или периодически возобновляемое обследование  места в  силу  старения  геологического  знания. Это - одна  из важнейших составляющих полиса - постоянное  исследование и  изучение той территории,  на  которой  он выстроен, формирование  и  развитие  своего  собственного  краеведческого  теоретического видения, а не перенос  концепций  и  идеи  с  Большой  Земли.
         Научно-проектная инфраструктура позволит обеспечивать перспективность жизни на Севере, обеспеченность самого будущего или футурообеспеченность. Одновременно, данная инфраструктура позволит поддерживать и развивать другие инфраструктуры.
         Научно-проектная инфраструктура образуется через определение комплексного высокотехнологического рывка и прорыва. Этот рывок складывается из пяти  принципиальных онтологических проблем, решение  которых  будет определять  фундаментальную структуру  устройства  наук будущего:
         1.     новый  тип  мощностно-энергетических  реакций,  связанный  с определением источников энергии приближающихся/превышающих   по мощности   энергии  солнца;
         2.     раскрытие феномена  живого (его происхождения, продолжения  его существования)  на основе  анализа  излучений  живого организма, работа  с  подобными  излучениями;
         3.     прорыв в природу света, позволяющий  более точно определять границы  нашей  вселенной  и соотношение  её  с другими  галактическими  единицами, а также уточнение нашего местоположения;
         4.     разработка новых  точных  структурно-геометрических  языков ненумерического  типа для  описания устройства практики  и  принципов  её развития;
         5.     построение представлений о природно-технологических единицах, практико-натуральных, естественно-искусственных объектов, в которых проникновение в  устройство существующего самого  по себе  объекта связано  с  определёнными технологическими процедурами  и  организационными  формами  построения  деятельности,  а  также  с  изменением  уровня  организации  сознания существа вмешивающегося в  устройство  живого. Это должно  весьма существенно  изменить наши  представления об эволюции  и  генезисе  всего живого.
          Эти  пять  онтологических прорывов  должны  определить  ближайший шаг-волну основных практико-технологических прорывов  и  достижений:
         1.     построение  принципиально  новой транспортной машины синтетико-агрегатного  типа,  действующей  на основе  множественных принципов, и  перемещающейся  во  множестве  сред - зачатком  машин такого типа  является  бензо-электромобили,  а  также самолёты-ракеты, вертолёты-ракеты, бартинопланы (экранопланы)   с  анализом  и определением взаимных сочетаний и взаимовлияний  разных  принципов  друг по отношению  к  другу;
         2.     построение лазерных станков, при помощи  которых  создаются  материалы, имеющие множество функциональных оболочек, существующие  разное  время.  Результатом  подобного  действия  является  революция  в станкостроении, которая  приводит  к  тому, что перестаёт различаться  разрезаемая, преобразуемая  материя  и  орудие,  осуществляющее  это преобразование.  Орудие  например, обеспечивает  напыление  слоёв, или  определяет  срок  существования некоторого  заданного слоя, который   через  время  “Х”  стирается  и уничтожается ;
         3.     создание  информационных  систем, действующих  в реальном  времени  и  сопровождающих  осуществляемую акцию, создающих дополнительную  информационную среду, позволяющую видеть  то,  что скрыто  и невидимо.  В этом  случае  сама  информация  начинает  превращаться в ещё один дополнительный  слой  тождественный  материальным слоям - в  своеобразную  нервную  систему,  изделия-организма;
         4.     создание  суперпозиций и систем инфраструктуры, включающих  пучки  инфарструктур, объединённых и сочленённых  вокруг  “полисотектуры”  и  включающие  энергоинфраструктуру,  водную  инфраструктуру, канализационную  инфраструктуру, транспортную инфраструктуру,  информационную  инфраструктуру.
          Таким образом, научно-проектная инфраструктура позволит  сформировать на основе рывка структуру  принципиально новых практик, определяющих переустройство жизни в рамках Северной Цивилизации и в сложном  сочетанном  контакте  разных  цивилизаций  друг с другом.
          
         Также необходимы следующие классификации инфраструктур по масштабности (локальные и  трансконтинентальные инфраструктуры), по уровням и субъектам их использования.
          
          

Принцип (метод)

инфраструктурной  суперпозиции


         Реализация идеи гармонии сфер и осуществление строительства Северной цивилизации  возможны через последовательное проведение принципа инфраструктурной суперпозиции.
         Главный смысл данного принципа состоит в том, чтобы за счет своевременного и устойчивого «подведения» необходимых инфраструктур обеспечить максимальную институциональную и антропологическую мощности субъекта данного месторазвития, т.е. той территориальной и/или сетевой общности, которая определяет перспективы данного поселения или группы поселений.
         Инфраструктурная суперпозиция (наложение) в условиях Севера позволяет, с одной стороны,  проводить в рамках Генсхемы расселения Русского Севера единый подход и метод, а, с другой стороны, обеспечить неограниченное многообразие конкретных инфраструктурных решений и сопряжение воедино и неискусственно, органически этого бесконечного природно-географичеческого, ведомственно-территориального, социально-политического, этноконфессионального, культур-антропологического и иного разнообразия.
         Но введение данного принципа в качестве центрального требует проектирования «под него», «привязки» к нему принципиально новой общественно-исторической формации и соответствующих ей укладов: техно-производственных и комплексных социо-культурно-эколого-промышленных укладов. Но иначе невозможно: тиражировать в  условиях  Севера  существующую технико-экономическую отсталость и  беспомощность бессмысленно, преступно и неэффективно.
         Жизнь на Русском Севере надо  восстанавливать и отстраивать  от неё самой, от самоценности жизни  на Северах, от самих  себя и  от северного опыта  жизни. И отстраивать и осваивать жизнь необходимо на порядок качественнее по сравнению с Югом и даже средней полосой России – иначе невозможно полноценно и действенно жить. В этих целях жизнь должна быть технологически и социально-культурно вооруженной, причем вооруженность должна быть изощренной и часто избыточной, оставляющей «заливы», «карманы» свободы и неподчиненности крайней нужде.
         Северяне, расселяясь и утверждаясь в своих сторожильческих стратегиях постоянного и оседлой жизни должны чувствовать себя хорошо защищенными и доказывать это, в том числе, повышенной рождаемостью, крепостью семей, восстановлением многопоколенной полноценной семьи.
         Отсюда, кстати, следует, что для России Север - это  возможность вновь развернуться для  демографического  роста. Но это потребует создания дополнительных инфраструктур обеспечения и поддержки такого роста.
         Именно с целью предельной вооруженности жизни на Севере необходимо проектировать и поддерживать разнообразие базовых и дополнительных инфраструктур, способных в полной мере обеспечивать  полноценную и достойную жизнь  локальных общностей  в  условиях Севера. При этом основной набор  основных  жизнеобеспечивающих  инфраструктур должен  создаваться, производиться  и отлаживаться  непосредственно на самом Севере.
         Достаточно  интересно, что самые, на первый взгляд,  новые и прогрессивные типы  поселений  и  формы  организации  жизни, связанные с духовно  насыщенным  технологическим  и  одновременно эстетическим  типом  творчества,  приближаются  к  тому типу организации  жизни, которая испокон  веков  культивируется  коренными  малочисленными  народами. И  с  этой  точки  зрения, осваивающим  Север и  приходящим  сюда  с  принципиально новыми технологическими средствами  придётся  одновременно  идти  не вперёд, в  ногу с  прогрессом, а куда-то  назад и «вбок», и вверх, к протосоциальности и протообщественности вырастающей из семьи, рода,  родовой  истории  и  родовой  ответственности. 
         Принцип (метод) инфраструктурной  суперпозиции позволяет сопрягать межотраслевые и иные планы  и  схемы в организационные интерсекторальные и междисциплинарные комплексы, что, в итоге, обеспечивает  связность инфраструктур заданного уровня и качества.
         Связность.
         Узлы. Узлы взаимодействия  инфраструктур = полисы, т.е. поселения, имеющие собственные программы достойной жизни на  полустолетие (50 лет).
         Технология целевого месторазвития. Субъекты. Поселения.
         Экопромышленные индустрии (простые технологии).
         Фактория как русская форма гомстедов.
         Принцип суперпозиции не является простым хаотическим или эмпирически случайным наложением разнообразных инфраструктур. В основе суперпозиции лежит принцип цивилизационного строительства и качества жизни, определяющиеся как общей доктриной обживания Русского Севера, так и конкретной программой развития поселения, т.е. полиса.
         Поэтому данный набор исходит не из целей сохранения природы, хотя это является обязательным ограничением деятельности, и не из целей техно-индустриальной производительности, хотя решается задача экономической  эффективности и рентабельности – а из целей мировой перспективности и безопасности жизни в данном месте, из степени полисности, потенциала развития данного места.
         Отсюда принципом суперпозиции является принцип полисоорганизации или полисотектуры.
         Для понимания и реализации данного принципа очень важно проектировать на место привычных территориально-производственных комплексов (типа Норильска) совершенно новый комплекс медиа-эколого-промышленно-развивающийся комплекс (габитус).
         C этой точки зрения, необходимо знать, что привычный способ рассматривать в качестве базовой единицы инфраструктурно-поселенческой организации территориально-промышленный комплекс является безнадежно устаревшим и бесперспективным.
         Инфраструктура – это органопроекция личности, общности и государства, их заказ на средства организации локального развития за счет гармонизации пяти сфер и сопряжения инфраструктур (суперпозиции инфраструктур). Гармония сфер: техносферы (сферы деятельности), геосферы (литосферы, мерзлоты), биосферы, ноосферы (сферы мышления), пневматосферы (сферы духа).
          
          
          

Новая генеральная хозяйственная  функция  российского Севера


         Новая генеральная хозяйственная  функция  российского Севера будет состоять в достижении максимального качества жизни на основе трансконтинентальной коммуникации.
         При этом традиционные виды добычи углеводородов станут одним из элементов трансконтинентальной инфраструктуры доставки  разнообразных материалов и услуг.
         Подобную систему мы наблюдаем в российской газовой отрасли, ядром которой стало заключение долгосрочных (на 15 – 25 лет) договоров по адресной и бесперебойной доставке газа заданного качества.
         Расстояние из антиресурса превращается в ресурс.
          
          

Новая градостроительная поселенческая структура Севера


         Задача переосвоения территорий  Севера  может быть сведена к построению  новых  научно-образовательно-промышленных городов  (технополисы, техноэкополисы, пайдейяполисы, экопайдеяполиса, академгородки, наукограды и т.д.) с  элементами  промышленных технологий   нового социо-культурного уклада. Именно эти города могут  и должны стать узловыми точками  сети северного развития России и определения структуры территориальной организации российского Севера.
         В  сегодняшних  условиях    поиска  механизмов  социально-экономического  развития северных регионов  возникает  особый  интерес  к  зарубежным  подходам  организации  региональных  преобразований. Одной  из  таких  программ  является   система  создания технополисов. Понятно, что система взглядов и  социотехнологий  должна  быть  существенно видоизменена и  переинтерпретирована,  исходя  из  специфических  российских  условий  и  задач настоящего этапа экономических  реформ  в  России.
         Ноополис – это специальная форма освоения жизни на территории на принципах разума, ноосферы, продолжающая опыт других систем напряженной духовной жизни (техноэкополисы, пайдейяполисы, технополисы и пр.).
         Создание разнообразных ноополисных форм жизни позволит начать планомерно осуществлять следующие системные преобразования:
         1)     Выведение регионов  из  депрессивного  состояния;
         2)     Перевод  регионов  из  дотационно-зависимого   режима  на  самостоятельное  обеспечение;
         3)     Разработка  и  осуществление  в  регионах  локальной экономической  политики (ЛЭП) и региональной  экономической  политики;
         4)     Преодоление  неравномерности  регионального  развития;
         5)     Создание  механизмов    регионального  накопления  капитала  на  основе  производства   конкурентноспособных  товаров  и  услуг  на  внешнем  и  внутреннем  рынке (по типу свободных  экономических  зон);
         6)     Организация  технологического   "прорыва",  результатом  которого  является  регионально организованная  микротехнологическая революция (собственно  "технополисы")
         7)     Организация  технологического  "прорыва"   одновременно  с  социокультурным  "прорывом",  результатом  которых является  создание  нового  технологического  уклада организации производства   и  формирование  новых  форм  организации  жизнедеятельности (система  техно-эко-пайдея-полисов).
         Выделяемые  типы организации «прорывных» региональных  преобразований,  социально - экономических  и    социокультурных системных  "сдвигов"  общественной  практики   являются возможной     формой  организации  самоопределения населения  регионов и, следовательно,  очень  мощным  средством  (при  наличии  соответствующей  социотехнологии) изменения  регионального  сознания.
         Вокруг инициативных ноополисов должна целенаправленно создаваться и культивироваться сфера разума и нравственности или, по Ле Круа и В.И. Вернадскому, ноосфера.  Оформляясь, эта сфера начнет превращать территорию  - её биосферу и геосферу, её природу и мерзлоту - в ноополис – поселение разумной и нравственной жизни, форма организации высокой жизни и деятельности на территории, форма существования новой российской постиндустриальной промышленности.
         Градостроительная сверхзадача  организовать проектирование и создание на российском Севере и в Арктике сети ноополисов как того каркаса, который будет градостроительно и поселенчески конкретно задавать материю Северной цивилизации.
         Подобная сверхзадача хорошо вписывается в мировые процессы, более того, является предельно конъюнктурной.
         Дело в том, что пока наши «кухарки» от госуправления и политики  обсуждают «проблемы» рынка, займов, здравого смысла и упрощения орфографии интеллектуальный цвет оборонного, промышленного и  внешнеполитического сообщества США из РЭНД-корпорейшн (RAND's National Defense Research Institute (NDRI)) обсуждает стратегию ноосферной мировой революции с Соединенными Штатами Америки в качестве лидера (см. http://www.rand.org/publications/MR/MR1033/).
         В основе прорабатываемой ими ноополитики лежат абсолютно прагматичные и предельно конкретные промышленные и военные задачи североамериканской государственности.
         В мире сегодня известны разнообразные специально проектируемые и организуемые формы жизни: технополисы, наукограды (академгородки),  этнопарки, национальные парки, пайдейяполисы (города образования или университетские города), специальные зоны пионерного или авангардного развития, коридоры развития и пр.
         Отличие  данной  программы  создания  ноополисов в  отличие  от  американских и японских  аналогов  состоит  в  том, что  если  за рубежом, как правило, ставят  задачу  организации  регионального  развития  как  преодоление сложившейся  неравномерности  технологического  развития  на основе  своеобразной  разгрузки  мегаполисной зоны  (например, в Японии – это зона Кансай Токио  и   Осакой),  то  в  России  придётся решать  иную  задачу, вырабатывая  на  основе  мировых цивилизационных аналогов  свою  собственную  и предельно комплексную модель устойчивого взрывного  развития в крайне тяжелых условиях Севера.
         Центр, создавая сеть ноополисов, будет вырабатывать и демонстрировать русские методы освоения жизни на территории, характеризующиеся предпочтением мирных средств расселения и восхищением культурами и цивилизациями других народов, высоким миропониманием и миродостоинством.
         Поэтому основой Генеральной схемы должна выступить проектируемая сеть первых ноополисов, которые бы могли выступить основой создания Арктической мировой сети ноополисов – очагов и форпостов новой Северной цивилизации.
         Одновременно с принципом опорной ноополисной сети направления развития Генеральная схема вводит другой принцип территориальной организации российского Севера - принцип территориальной функционализации. В соответствии с этим принципом каждому  участку («куску») территории, в соответствии с инициативными проектами и программами данной территории, будет определено свое  функционально  жизненное назначение  (1  территория -   1 вклад  в  строительство  Сеерной цивилизации. Например, Аппатиты – техноэкополис, центр науки, Таймыр  -  лучший  в  мире  санаторий и т.п.).
         Третий принцип – столичности. В дальнейшем на основе градостроительного проектирование возможно создание сети региональных  северных  столиц как узлов политическо-социального ориентирования.
          
          

Трансконтинентальная транспортно-коммуникационная инфраструктура развития российского Севера - каркас


         Пространственно-коммуникационный потенциал Российского Севера и его транспортно-стратегическая позиции крайне сильны и выигрышны, и, следовательно, в полном смысле слова бесценны для России и всех стран мира.
         Например, полеты по меридиану, а не вдоль параллели, сокращают путь в Западную Европу из Японии в 3 раза, из Канады - в 4 раза. Достаточно  познакомиться с монографией «Арктический мост «Канада – Россия», чтобы оценить все транспортные и экономические выгода от эксплуатации северных морей, использования российского северного флота, уже существующей системы связи, портовой инфраструктуры, и прочего.
         Таким образом, российский Север является площадкой для связывания материков (континентов) Европы и Америки, Азии и  Европы.
         У России имеются многообразные высококлассные международные проекты, позволяющие выгодно использовать арктический глобальный транзитный приоритет страны.
         Но для этого необходимо не только перестать разбазаривать наш северный флот и разрушать полярную авиацию, но и приступить к систематическому и целенаправленному развитию северных авиационных и морских перевозок.
         Это и могло бы произойти, если бы в основу Генеральной схемы развития Российского Севера  была положена реализация мегапроекта «Арктический мост» - т.е. система Арктической трансконтинентальной коммуникации и новая реальность сообщения и общения, возникающая при налаживании регулярного сообщения через Северный полюс.
         Одновременно реализация проекта должна опираться на восстановление Севморпути и создание так называемого Севсухпути (см. Приложение).
         В качестве рабочего инструментария подобной работы можно взять представления из области так называемой методологии экономического империализма (применения экономических методов анализа неэкономических проблем), в которой развиваются взгляды на геополитику как на науку, изучающую специфический случай распределения ограниченных ресурсов. При этом контроль над коммуникациями рассматривается как типичный пример деятельности по извлечению ренты (rent-seeking activity). Неоднократно показано, что контроль над мировой транспортной инфраструктурой обуславливает доминирующие позиции США в мире.
         С этой точки зрения, правильно построенная Генеральная схема развития российского Севера могла бы стать на практике стратегическим проектом геополитической инициативы для России по перехвату глобального лидерства в XXI веке.
         А сами трансконтинентальные магистрали должны стать каркасом восстановления (реконструкции)  и  развития системы  территориальной организации  и  расселения российского Севера
         Проектирование и развитие единой северной транспортно-коммуникационной инфраструктуры обусловлено следующими причинами:
         1.     Необходимость обеспечения возрастающих запросов населения Севера к стандартам качества жизни, включающим доступность перемещения на дальние расстояния в максимально короткие сроки и базовую открытость жизни в северных поселениях.
         2.     Регулирование в интересах России активного включения России в процесс экономической глобализации на основе контроля трансконтинентальных коммуникаций.
         3.     Усиление угроз в направлении экономико-территориальной дезинтеграции страны под воздействием внешних сил, у которых намечается устойчивый интерес к малозаселенным территориям России как к стратегическому резерву общепланетарного значения.
         4.     Необходимость резкого усиления внутренней экономической интеграции Севера с российским Югом.
         5.     Необходимость предоставления разнообразных транспортно-коммуникационных услуг в полном объеме с наименьшими издержками и высоким уровнем качества.
         Отсюда центральной задачей является развитие транспортной инфраструктуры за счет интеграции транспортных маршрутов России в трансконтинентальные транспортные коридоры и  формирование логистических комплексов, стыкующих различные виды транспорта и позволяющих обеспечивать необходимое качество жизни в узлах сети Северного расселения.
         В конечном виде транспортно-коммуникационная инфраструктура развития будет включать:
         ·        Северный морской путь
         ·        Трансполярные коммуникации
         ·        Трансевразийская магистраль на основе Транссиба и БАМа
         ·        Северный высокоширотная магистраль или Северный сухой путь
         ·        Система интегрального речного транзита
         ·        Локальные транспортные системы
         ·        Новые типы транспорта
         Общий вид транспортно-коммуникационной инфраструктуры в развитом виде представлен на Рис. …
          
         Рис. ….
          
         Транспортно-логистическая мета-инфраструктура. Трансконтинентальная коммуникация и новая реальность сообщения и общения. Восстановление Севморпути и создание Севсухпути.
         Организованные  миграции населения. Проективная демография.
         Перемещение российской столицы к географическому  центру России  (ХМ,  Томск, Красноярск) и превращение  ей в  северный  город,  а  также создание системы региональных  северных  столиц нового  типа – также один из возможных операторов Генеральной схемы.
          
          

Зоны особого федерального регулирования


         Основным механизмом управления реализацией Генеральной схемы должно стать выделение и организация зон  особого федерального регулирования.
         Региональные зоны.
         Локальные зоны
          
          

Градостроительное комплексное обеспечение высокого качества жизни на российском Севере


         Ситуация одновременного существовании и  взаимодействии экономического и внеэкономического порядков проводит в технологически проработанных идеях качества жизни как фундаментальной нормы и параметров (индикативов) достойной жизни населения страны и мирового значения страны.
          Именно качество жизни может и должно стать, в отличие от исключительных характеристик жизни и уровня развития по уровню жизни и подушевого дохода, ядром нормативов и параметров нормальной жизни в России и на российском Севере. Интенсивное и демонстрируемое качество жизни является сегодня главным условием устойчивого регионального развития и успешного привлечения путешественников и туристов со всего мира.
         Качество жизни задается не столько уровнем жизни и понятиями монетарной экономики, сколько сложностью и цветением ядерных форм организации жизни и труда, предельными формами общения. Качество жизни – комплексное понятие, включающее в себя характеристики и параметры безопасности, перспективности, человекосообразности, экологичности, экономичности, семейной устойчивости, простором и возможностями, наконец. В мире давно, к примеру, признано, что качество жизни в СССР в 60-е-70-е годы было абсолютно сопоставимо и примерно равно качеству жизни в ведущих зарубежных странах[2].
         На место завоевательной и освоенческой парадигмы работы с Северами будет поставлена парадигма обживания – т.е. цивилизационного строительства новой жизни наивысшего мирового качества как общего дела всего Человечества, места в котором найдется каждой государственности, каждому народу, каждому религиозному и профессиональному сообществу, каждому человеку.
         Принципом станет не освоение Северов, а цивилизационное освоение жизни на Северах, более того – задание конкретных стандартов качества жизни и систем их обеспечениях в различных арктических территориях.
         Так, одной из приоритетных программ Генеральной схемы станет программа «Северный дом», которая обобщит наиболее выдающиеся представления и идеи обустройства людей на Северах и представит прагматические проекты новых поселений и домов в Арктике.
         Через проработку и последовательное проведение категории Арктического качества жизни будет показано и всей России и миру возможность восстановление и улучшение жизни на новых духовных основаниях, полностью учитывающих природные и экономические условия самого сурового пространства Земли.
         Итак, качество жизни не сводится к уровню жизни и  опирается на комплекс критериев, организуемых в разнообразные индексы качества жизни, инвестиционной и туристической привлекательности.
         Качество жизни и разнообразные его индексы используются для характеристики благополучия общества. В отличие от "уровня жизни", который характеризует условия существования человека, "качество жизни" отражает состояние самого человека в хозяйственно-социальной реальности его фактической жизни. Суть различия между этими понятиями показывают следующие факты. Когда в бытность СССР эскимосов переселили из чумов в комфортабельные квартиры, уровень их жизни повысился, а они стали вымирать от тоски. В ГДР после присоединения к ФРГ материальные условия улучшились в 3-5 раз, однако, уровни самоубийств, преступности и смертности выросли. Оба примера говорят о том, что, несмотря на повышение уровня жизни, качество жизни может резко ухудшиться.
         Российскими учеными и североведами разработан комплексный индикатор, включающий три блока параметров. Включаемые параметры должны отвечать следующим требованиям:
         - отражать наиболее важные социальные параметры, имеющие интегральное значение для общества и отражающие его собственное ощущение себя благополучным или неблагополучным;
         - однозначно восприниматься любым гражданином на всей территории России, объединяя всех единым пониманием;
         - обладать достаточной чувствительностью и способностью быстрого реагирования на факторы, изменяющие условия жизнедеятельности;
         - иметь доступные для стандартного измерения количественные характеристики, обеспечивающие возможность сравнительной оценки и слежения за динамикой.
         Первый блок параметров качества жизни характеризует здоровье населения и демографическое благополучие, которые оцениваются по уровням рождаемости, продолжительности жизни, естественного воспроизводства.
         Второй блок отражает удовлетворенность населения индивидуальными условиями жизни (достаток, жилища, питание, работа и др.),  а также социальная  удовлетворенность  положением  дел  в государстве  (справедливость  власти,  доступность  образования  и здравоохранения, безопасность существования, экологическое благополучие).  Для  их оценки используются социологические опросы представительных выборок  из  населения.  Объективным  индикатором крайней неудовлетворенности служит уровень самоубийств.
         Третий блок параметров оценивает духовное состояние общества. Уровень духовности определяется по частоте нарушений общечеловеческих нравственных заповедей: "не убий", "не укради" , "почитай отца и мать своих", "не сотвори себе кумира" и др. В качестве единиц измерения используются данные официальной статистики о социальных аномалиях, которые считаются "грехом" против соответствующих заповедей: убийства, грабежи, тяжкие телесные повреждения, брошенные пожилые родители и дети, алкогольные психозы. Там, где такие проступки встречаются чаще, уровень нравственного состояния хуже.
         Для проведения международных стандартизованных сравнений предлагается упрощенный показатель качества жизни. Он включает три основных параметра: продолжительность жизни взрослого населения, самоубийства и убийства. Важной стороной качества жизни является уровень миграции.
         Очень важно, что качество жизни задает содержательные основания для хозяйствования и экономики, является важнейшим внеэкономическим показателем правильности и основательности региональной и локальной экономической политики.
         Одновременно качество жизни является интегральным показателем организации жизни в регионе в целом, во всех её сферах. Это позволяет говорить о целесообразности использования параметров и стандартов качества жизни для организации региональной политики и страховой механизмов её реализации. Под стандартами качества жизни имеются в виду предельно вариативные стандарты, крайне разнообразные, многоадресные и типологически организованные для разных групп населения и под разные схемы работы. Такие стандарты включают следующие показатели:
         §        Рождаемость и смертность
         §        Количество браков и разводов
         §        Реализуемость права ребенка жить и воспитываться в семье
         §        Перспективность детства и жизни
         §        Доступность образования
         §        Качество образования
         §        Разнообразие образовательных услуг
         §        Доступность объектов культурного назначения
         §        Развитость социальной инфраструктуры и социальных служб
         §        Развитость системы социального обеспечения неимущих и пожилых
         §        Доступность медицинских услуг и их качество
         §        Разнообразие систем профессионализации
         §        Наличие перспектив занятости
         Подобная стандартизация позволяет организовывать адресную работу с самыми различными группами населения, при этом, риск страховых операций сводится к минимуму, а круг потенциальных потребителей адресных, «точечных» страховых услуг значительно расширяется.
         Генеральная схема призвана определять системы обеспечения наивысшего качества жизни и технологии организации лучшего в мире качества жизни в Арктике и использовать особый индекс «Северного качества жизни», определяющий соотношение качества жизни в Арктике и в других территориях мира.
         Арктический или Северный стандарт качества жизни станет особым «брэндом», символом и показатем того, как в наше время жить полноценно, достойно, перспективно и на мировом уровне.
         Территории северного качества жизни первоначально будут иметь очаговый (или анклавный, или кластерный) характер и выступать в функции сетевых экспериментальных площадок. Но долгосрочным вектором станет постепенное – в течение 30 – 50 лет – распространение опробуемого и культивируемого качества жизни на все северные территории и на все иные территории мира, пожелавшие стать членами своего рода клуба северного качества жизни.
         Энергетическая обеспеченность, сакральность и не отравленная земля, вода, воздух (А.С. Кривов).
         Комфортность
         Приоритет – мера улучшения  среды  обитания
         Шатры – двойные  оболочки, ангар - цех 
         Гомстеды, кондоминиум,  латифундии, диполи (двоицы – жизнь на Севере и в центре России одновременно).
         Нормативы и индексы.
         Стратегия обживания и обустройства Северов как основа решительного развития Русского Севера (от освоения территорий – к освоению жизни на территории). Северное качество жизни. Диполи жизни «Север-Юг». Полисотектура (сеть полисов).
         Северное поселение.
         Северный дом (домостроительство) - домостроительство, икономия, очаг.
         Системы связи
         Жизнь на принципе гомстедов – полипрофессиональные команды
         Семьи - гомстеды –– выделение участков и их признание (Семейная парадигма – Ф.С. Тумусов). Решение демографической проблемы через всемерное укрепление института семьи – Северный дом, северная семья.
         Человеческий капитал - полное раскрытие человеческого потенциала. Социальный капитал.
         Личность – цель развития индивидуальности
         Перспективное и безопасное детство
         Уполномоченный по защите интересов детей
         образование
         социальное  развитие
         связь с поселком
         Действуй  локально, мысли  глобально
         Конгресс-отель
         Гостевание
         обживание - типы  освоения – дипольный тип расселения
         простые  технологии
         селекционная  работа  -  картофель,  авокадо
         сельскохозяйственная  гидропонная  система
         животноводство
         РАБОТА  С ЖИВЫМ  МАТЕРИАЛОМ -  ЖИВЫЕ  ЭКОСИСТЕМЫ
         МЕДИЦИНА - ЗДОРОВЬЕ -  АКУПУНКТУРА -  САНАТОРНАЯ  ИНДУСРИЯ КАК  ИНДУСТРИЯ  ЗДОРОВЬЯ
         Фактория
         Системы  избыточной  энергии
         Новые индустрии
         биотехнологии
         организуемая атмосфера,  + 5 С
         управление  климатом
         новые материалы
         аквапарки в Лапландии
          
          

Инфраструктура связи (коммуникационная инфраструктура) российского Севера


         В условиях севера особое значение приобретает эффективность использования систем связи: от возможности выстраивать отношения с поставщиками материалов и оборудования в любой точке России и мира, в промышленности, до возможности поговорить с родственниками, получить доступ к информационным материалам, получать и продолжать образование для населения.
         Сложные природные условия приводят к тому, что единственным видом связи оправдывающим себя в этих условиях становится спутниковая связь и различного рода беспроводные решения для обеспечения локальной связи.
         Проект создания полярной группировки спутников связи обеспечивающей высокоскоростные линии связи для России по своей масштабности сравним с созданием первого советского спутника, требует обновления всей космической промышленности России. В то же время такая спутниковая группировка могла бы превратить Россию в крупнейшего мирового провайдера услуг спутниковой связи.
         Внедрение новых технологий локальной связи, тормозится сегодня наличием развитой инфраструктуры на основе более старых стандартов. В то же время, впервые создавая систему связи для северных территорий возможно использование сетей на основе стандартов нового поколения – 3GSM. Одновременно это создаст возможность работы по «обрусению» стандартов связи, через создание совместных предприятий по производству и разработке оборудования с рядом западных фирм, через выдвижение особенностей эксплуатации сетей связи на Севере в требования международных стандартов связи.
         Высокая насыщенность персональной интерактивной связью с высокой пропускной способностью сигнала позволит создать насышенное коммуникационное пространство как важнейший показатель высокого северного качества жизни.
          
          

Домостроительство


         Для территорий Севера жилище выступает основной по времени и качеству формой  целевой организации среды.
         Поэтому проблема северного жилища или дома.
         Персональная форма организации жилища на Севере.
         Личный дом, персональный дом. Домостроительство = икономия.
         Двоица – латифундии, кондоминиум, дипольный  гомстеды.
          
          
          




         [1] Москва, № 8, 1997 год

         [2] Подробный анализ категории качества жизни дается в трудах академиков А.И. Гундарова, В.П. Казначеева и др.





Database error: connect(localhost, 00156508, $Password) failed.
MySQL Error: ()
Session halted.